Алексей Муравьев

Последний хранитель печати…

Наталье Леонидовне Трауберг было намерено ровно по царю Давыду «аще 80 лет и множае их труд и болезнь», она сама нередко вспоминала эти слова, оглядываясь назад. Вроде бы это и много, но я бы сказал — в самый раз. Она оказалась ровно на конце эпохи, и от своей юности, поборов должные страсти, стала наблюдателем и критиком времен. Самое же главное — она была прелагателем, транслятором культурного кода христианства. Кажется, что именно это